Микаэль Топхофф — Гештальт теория и эстетическая парадигма изменения

Перевод: Поповой Р.Р.

Для ориентации в перцептивном поле необходимо дифференцировать отдельные формы. Согласно Keeney (1983) создание отличия это базовый акт познания мира. Определение различий является базовой предпосылкой контактирования с внешним миром (Perls, 1969).

Закономерности, управляющие восприятием отличий, были сформулированы Wertheimer, von Ehrenfels, Kohler, Koffka и др. (Koffka, 1955). Основанные на исследованиях в русле гештальт-психологии, эти закономерности показали, что относительно сильная дифференциация необходима для эффекта сегрегации (отделенности) в поле восприятия.

В этой статье я с начала сфокусируюсь на восприятии отличий, происходящих из закономерностей формирования гештальта, касающихся таких феноменов как постоянство объекта и хороший гештальт. Я хочу не просто подчеркнуть преимущество целого над его частями, я буду обсуждать комплементарность их обоих. В рамках этого обсуждения мы попытаемся осветить роль Эго в восприятии формы.

Во-вторых, я хочу протестировать уместность выявленных в гештальт-психологии закономерностей восприятия для Гештальт Терапии и ее интервенций. Хотя Перлз принял идею Kohler и Wertheimer, которые «утверждают существование изначальных, исчерпывающих форм, называемых ими «гештальт»» (Перз, 1969а, р. 27), он никогда не делал гештальт-психологические основы эксплицитными.

Я согласен с Robine, когда он утверждает, перефразируя Перлза, что «Перлз гениально умел откусывать фундаментальные идеи (…) (эти идеи) не были хорошо конструированы (и) были всегда приблизительны, более или менее» (Robine, 1991, p.58).

В заключение, представляется эстетическая парадигма изменения, как руководящий принцип клинической практики, основанный на концепциях Гештальт Теории.

Гештальт психология и восприятие отличий

При восприятии мы структурируем мир во взаимоотношениях фигура-фон. Wertheimer (1923, p.348) утверждает, что «идеально однородное поле проявляется как поле, препятствующее подразделению, дезинтеграции и т.д. Чтобы в этом поле добиться эффекта отделенности (сегрегации), требуется значительная дифференциация между объектом и его фоном». Другими словами прерывистое, неоднородное поле является предпосылкой, условием   для визуальной и кинестетической ориентации.

Фигура и фон во многом отличаются друг от друга. Функционально контур границы принадлежит фигуре, а не фону. Однако, основание (фон), говоря уже о втором отличии, продолжается, как это и было, под фигурой. Для того чтобы быть воспринятой, любая фигура нуждается в основании, в контексте.

Wertheimer (op.cit.) экспериментально доказал эту закономерность для процесса зрительного восприятия. Он продемонстрировал, что образ, который мы воспринимаем, не детерминирован изначально только лишь локальным образом, возникающим на сетчатке, а определяется тотальным образом, возникающим на сетчатой оболочке глаза. С этим открытием гипотеза константности, развиваемая Гельмгольцем, который поддерживал идею о формировании перцептивного образа как суммы ощущений с сетчатки глаза, могла быть отвергнута.

Перед рассмотрением вопроса Вертгеймеровской «относительно сильной дифференциации» и вопроса, является ли эта дифференциация постоянно присутствующей в фактической конфигурации стимулов или она создается в процессе перцепции, будут рассмотрены два феномена, которые играют существенную роль в создании фигуры, как описано Вертгймером и фон Эренфейсом.

С начала давайте обратимся к вопросу о константности объекта.

Если мы меняем форму воспринимаемого объекта, перцептивный образ не обязательно меняется пропорционально этому изменению. Константность объекта отсылает к тенденции любой формы сохранять свойственный ей вид, несмотря на изменение существующей констелляции стимулов.

Изменения перцепции, которое мы бы ожидали, не происходит. Наоборот, взамен этого мы как можно дольше консервативно поддерживаем то, что классифицировали как перцепцию.

Перед более детальным обсуждением критической роли этой тенденции к стабильности, должен быть замечен другой феномен, близко связанный с константностью объекта.

Вертгеймер (1923) и Коффка (1955) описывают закон хорошего гештальта, указывая на ведущую роль стабильности в восприятии.

В нашем восприятии объектов мы предпочитаем простые («хорошие») формы. Угол в 88 градусов воспринимается, например, как странность.

Коффка (ibid. p. 138) определяет закон хорошего гештальта следующим образом: «Из нескольких геометрически возможных способов организации актуально выбирается тот, который имеет лучшую, более стабильную форму».

Далее по цитате (ibid. p.195): «Распределение фигура-фон будет таковым, что, …. результирующие формы будут настолько просты, насколько возможно».

Мы структурируем наше визуальное поле в ясные и стабильные конфигурации и, насколько это возможно, мы цепляемся к их форме. Мы сопротивляемся изменениям, которые были бы ожидаемыми, если бы мы более «правдиво» ощущали то, что диктует наша сетчатка. В зрении мы структурируем мир в сходные категории. А чтобы предотвратить хороший гештальт, иными словами, чтобы предотвратить стабильность, мы парадоксально изменяем обработку физических данных сетчатки.

Предварительное заключение из всего сказанного широко может быть сформулировано следующим образом: восприятие, и, в общем, поведение, всегда нуждается в дифференцированном поле. Но, добавляет Коффка (…стр 68), поведение нуждается в чем-то еще, оно нуждается в Эго, которое управляет поведением.

Но является ли Эго, как формулировал Вертеймер в 1925, «функциональной частью всего поля» (стр 6)?

Для уточнение роли Эго в формировании восприятия, давайте вернемся к системно-ориентированной теоретической рамке, которая была детально разработана на базе принципов Гештальт психологии.

Гештальт в открытых системах

Дифференцированное поле, в котором осуществляется поведение, может быть описано в теоретических терминах систем.

Характерно, что открытые системы имеют тенденцию организовывать себя в структуры высочайшего уровня. Им характерно постоянно снижающееся количество энтропии, но они развиваются не в сторону, так сказать, незавершенности, несовершенства, а в хорошую завершенность.

Дифференцированное поле, как открытая система, поддерживает устойчивый статус, определенное равновесие. Здесь так же превалирует стабильность, несмотря на то, что части могут изменяться. В рамках своего обсуждения теории открытых систем, Киней (1983) обращается к гештальт закономерностям образования фигуры.

Он поддерживает традиции Вергеймеровской гештальт-теории, когда устанавливает, что «только через различение одного паттерна от другого мы способны постигать мир» (стр. 18). Подчеркнуть различия, согласно Киней (…), это базовый приказ. Это стартовая точка для любого действия, любого восприятия.

Киней, по-видимому, предполагал, что приказ необходим для Эго, чтобы выделять различия, и что это требует намеренного действия или усилия.

Но как мы можем не воспринимать различия?

В противоположность Киней мы бы хотели предположить, что невозможно не воспринимать различия в поведенческом поле, т.к. это, по-видимому, присуще каждому акту восприятия внешних стимулов так же, как и процессу обработки данных сетчатки.

В нашем восприятии мир полностью организован в «Pragnanzstufen», в уровнях ясности и хорошей формы, мы просто не можем контактировать с миром другим способом.

Мы уже видели, что формирование гештальта в терминах открытых систем это текущий процесс организации. Но раз уж мы оставляем прямолинейный способ мышления о событиях в этом процессе, как же насчет вопроса о причинности?

В гештальт-терапевтической литературе ошибочные интерпретации и неверные понимания имеются в большом количестве; то, что это выявляется, означает, что линейная модель признается негодной.

Перлз (1969b) провозглашает, что «мы сделали переход от линейной причинности к мышлению о процессе» (стр 43).

Он решительно сопротивляется любому причинному способу понимания и идет настолько далеко, что объявляет слово «почему» грязным, мусорным, рассматривая вопросы о причине как противоположность видению процесса.

Эта до некоторой степени наивная идея должна быть скорректирована.

События, из которых формируется гештальт, следуют не линейной, а циркулярной модели: причина и результат не очень отделены.

Согласно Киней (ор. С. р 20), «любое поведение является одновременно причиной и результатом по отношению к другим поведенческим проявлениям в этом же контексте».

В терминах Киней эта взаимность рассматривается как «рекурсивная комплементарность».

Вопрос «почему» является совершенно уместным до тех пор, пока он адресуется всей поведенческой системе. Гештальт структура как кибернетическая интеграция причины и результата, стимула и ответа не может быть отделена от Эго или от другого существа, которым может быть наблюдатель.

Киней корректно отмечает, что «то, что мы ощущаем, следует из того, как мы поступаем и как следуем ограничениям, скованности, принуждениям, стеснениям того, что мы восприняли. Наблюдатель находится в наблюдаемом».

В рамках этой модели классическая парадигма гештальт психологии «Целое – больше, чем сумма отдельных частей», может быть понята по-другому. В большей степени, чем подчеркивание преимущества целого по сравнению с частями, мы хотели бы понимания этого взаимоотношения как динамического, характеризующегося рекурсивной комплементарностью.

Эстетическая парадигма

Как замечено ранее, открытые системы имеют тенденцию к стабилизации динамическим путем, так как они проявляют уменьшающуюся степень энтропии.

Один из способов рассмотрения этих открытых или природных систем, частью которых являемся мы, это эстетический способ (как он назван Киней).

В природных системах стабильность и изменение находятся в рекурсивной комплементарности.

Стабильность и изменения не могут рассматриваться как отдельные феномены. Конечно, мы можем видеть их. Это «видение» могло бы быть определено как не фокусированный способ восприятия, как спокойное присутствие, через которое мы позволяем миру приходить к нам. Таким образом, мы можем принимать во внимание и понимать эстетику настоящего и текущего процесса организации в более высокие и еще более комплексные структуры.

Очевидно, что в рамках эстетической парадигмы реализация линейных изменений будет антипродуктивной. При фокусировании на изменении должна быть принята во внимание комплементарная тенденция к стабильности.

В эстетической перспективе природных систем предпочтение отдается не концепту «изменения», а концепту трансформации, т.е. изменения, предполагающего что-то, поворачивающегося во что-то другое.

Однако, потребность в трансформации никогда не может быть целью, т.к. в природной системе это имеет место в любом случае. Потребность в изменении могла бы называться мета-целью, как и кибернетика рекурсивной комплементарности могла бы быть названа мета-кибернетикой, или, вместе с Киней «кибернетикой кибернетики».

Интересно заметить, что эстетическая парадигма полностью имплицитна в Перлзовском и Гудмановском концепте «организмической саморегуляции».

Они постулируют: «нет необходимости преднамеренно намечать, поддерживать или тормозить побуждения аппетита, сексуальности и так далее (…). Если эти вещи есть, они спонтанно регулируют себя сами, и если они оказались перепутаны, они имеют тенденцию поправляться сами» (Перлз).

Уместно заметить так же сходство эстетической точки зрения на понимание, интуицию с Даоизмом и Дзен-Буддизмом (Топхофф,1983).

В заключительной части статьи я бы хотел обратиться к такому интригующему вопросу, корректно ли транслирует психотерапевтический подход, который претендует на то, что основан на Гештальт Психологии – Йонтефф (1976) прямо утверждает, что Гештальт Терапия основана на Гештальт теории (с.215) –теоретические концепции в терапевтическую прагматику.

Если так, в Гештальт терапии нам важно подчеркивать следующие моменты:

  1. гештальт терапия должна находиться в соответствии с теорией природных систем;
  2. гештальт терапия должна отражать эстетическую парадигму;
  3. гештальт терапия должна утилизовать интервенции, которые принимают во внимание способы трансформации живых организмов в экосистемах.

Клинические аспекты

Концепт Перлза об организмической саморегуляции относится к эстетической парадигме. Говоря о «природной тенденции к простоте форм, тенденции незавершенных ситуаций к завершению», Перлз также стоит твердо на базе гештальт-психологии. (Перлз, с 237).

Однако, когда такие гештальт-терапевты, как сам Перлз, Энрайт, Йонтефф и другие пытаются установить теорию психопатологии, или даже просто объяснить клинические проявления, исходя из гештальт-психологии, заметна их меньшая ясность.

Здоровое функционирование определяется Перлзом (…) как осознавание, характеризующееся образованием гештальта. Любое нарушение в образовании гештальта классифицируется как патология: « когда осознавание не развивается, формируется незавершенный гештальт и начинается психопатология». (Энрайт, Йонтефф с 215).

Чистые фигуры являются согласно Перлзу синонимом контакта, неудачные или неясные фигуры отмечают утрату контакта.

В гештальт-терапии незавершенный гештальт представляет собой незавершенную ситуацию. В здоровом функционировании гештальты завершены.

И очевидно здесь эти клиницисты попадают в ловушку эпистемологической дихотомии, а именно: позиция здоровья против патологии, контакта против утраты контакта, завершенности против незавершенности.

В рамках эстетической парадигмы мы приходим к пониманию, насколько эта дихотомия несправедлива по отношению к рекурсивности в экосистеме. Завершенность и незавершенность это не что-то одно и не что-то два, они взаимосвязаны циклически.

Во-вторых, постоянство объекта и закон хорошей формы указывают на тенденцию воспринимать завершенный гештальт, к которому мы атрибутируем значение («это прямой угол») – мы просто не готовы поступать другим способом.

В-третьих, незавершенные фигуры не являются совсем «неясными», «тусклыми» или «слабыми». Наоборот, они мобилизуют тенденцию к трансформации в более высокие структуры, или – говоря другими словами – к аттрибуции значения, к хорошему гештальту.

Зейгарник (1927) в исследовании незавершенных гештальтов продемонстрировала, что незавершенные задачи запоминаются лучше, чем завершенные задачи. Похоже, что незавершенные задачи «генерируют» силу против завершения.

Психотерапевтические интервенции

В рамках эстетической парадигмы мог бы быть уместен вопрос, зачем вообще нужны терапевтические интервенции, поскольку мы принимаем во внимание естественную тенденцию, рекурсивную комплементарность живой системы.

Ответ, как правильно подметил Киней, конечно в том, что подчеркивание эстетики не придает справедливости рекурсивной комплементарности тоже.

Принятый нами взгляд на природу живых процессов совершенно не освобождает нас от какого-либо прагматичного действия.

Например, в буддистской традиции мы можем видеть страдание. В контексте жалости мы можем принять его как существенную, неотъемлемую часть человеческого существования, как это сформулировано в «Четырех благородных правдах». (Эпштейн, 1996). Но это не предполагает, что нам не следует предпринимать действия для ослабления страдания.

Эстетика и прагматика находятся в рекурсивной комплементарности. Эстетическая парадигма подразумевает контекст, в котором живые системы могут быть поняты более изящно. Это понимание, однако, имеет комплементарное взаимоотношение с прагматикой нашего конкретного поведения.

Какие последствия имеет это для терапевтических интервенций в гештальт-терапии?

Хотя этот фундаментальный вопрос будет более интенсивно обсуждаться в следующей статье, я отмечу коротко некоторые важные аспекты.

В эстетической парадигме гештальт-терапевт прагматично реагирует на призыв клиента к изменению. По-существу, он направляет свою стабильность в ассистирование клиенту оставаться с тем, что является очевидным в настоящем. Через нахождение с тем, что есть, изменение – рекурсивно – становится возможным (Сельтзер, 1986, Топхофф, 1983).

Терапевт не осуществляет линейные изменения через односторонние действия. Он не продуцирует изменения в клиенте, и здесь может быть услышано эхо китайского принципа «не действия» (wu-wei). (Топхофф, 1982).

Однако терапевт реагирует прагматично, способом, так же конгруэнтным формированию гештальта в природных системах.

Там, где гештальт-терапевт является частью системы клиента, клиент, находящийся в настоящем, замечает информацию, идущую от терапевта, как отличающуюся. Чтобы сориентироваться, ему нужно пропускать эту информацию через образование хорошего гештальта.

Иными словами, клиенту необходимо атрибутировать значение получаемой им информации, ибо она должна быть абсорбирована системой.

Какой вид информации мог бы быть наиболее «полезным»? Здесь я бы хотел постулировать следующую гипотезу: тенденция атрибутирования значения стимулируется у клиента в пропорции к количеству воспринятого им отличия.

Иначе, чем более «отличающейся» – с точки зрения клиента – является поступающая информация, тем более сильно будет развиваться процесс образования гештальта. Клиент, как мы знаем, не может ориентироваться только в пределах своей системы, и для того, чтобы сделать так, он должен сформировать хороший гештальт.

Из этой гипотезы следует, что незавершенный или «непривычный» гештальт высветит больше значения, атрибутирующего ответы, чем «знакомый» гештальт.

Возможно, это хорошо известный в клинической практике факт, что терапевты, делающие то, что ожидается, предлагающие знакомые интервенции или дающие советы, которые клиент возможно уже слышал много раз до этого, наименее эффективны.

С другой стороны, представление «сильной» информации пугает, возбуждает и удивляет.

Перлз делал именно то, что надо, когда применял этот подход, говоря «тарабарщину».

Милтон Эриксон был знаменит в том, что вносил в систему клиента информацию, которая приводила его в замешательство и шокировала. (…).

Наша гипотеза могла бы так же объяснять эффективность в психотерапии метафор, мифов, преувеличений и других интервенций, используемых терапевтом.

Признавая и уважая принципы образования гештальта в природных системах, клиент и терапевт вовлекаются в творческий и волнующе удивляющий диалог.

Что большего можно ожидать?



Жан-Мари Робин (ред.) «Self — полифония современных идей в гештальт-терапии»


Харм Сименс «Практическое руководство для гештальттерапевтов»
Гарантия при оказании услуг и/или продаже товаров GB InfoBlock (www.wpleads.net)