Корниенко А.Ф. — Информационные модели взаимосвязи сознательного и бессознательного в психическом

А.Ф. Корниенко
Статья по общей психологии
Психология когнитивных процессов /под ред. Егорова А.Г.,
Селиванова В.В. (сборник статей).
Смоленск: Универсум, 2013. – С. 36-43.

Очевидно, что говоря о взаимосвязи сознательного и бессознательного в психическом, априори предполагается наличие, как психического, так и сознательного с бессознательным. Не менее очевидно и то, что для построения информационных моделей их взаимосвязи, необходимо иметь четкое представление о сущности не только сознательного и бессознательного, но, прежде всего, психического. Как отмечает Н.И. Чуприкова, «если психические процессы, явления и состояния делятся на два класса — сознательные и бессознательные, то общим для них родовым понятием является понятие психики» [5, с. 9]. Но вот оно-то как раз и не определено в психологии, а без него, на что обращает особое внимание Н.И. Чуприкова, «явления сознания не могут получить адекватного определения» [Там же]. Это же относится и к определению явления бессознательного.

В силу неопределенности понятия «психика» термины «психика» и «сознание» очень часто используются как синонимы. Вместе с тем, на их нетождественность прямо указывал А.Н. Леонтьев, отмечая, что «потребовались века, чтобы освободиться от отождествления психического и сознательного» [3, с. 166]. Что же касается бессознательного, то наличие приставки «бес-» в начале слова означает априорное признание принципиального отличия сознательного и бессознательного.

Признание существования психического, сознательного и бессознательного как особых сущностей, нетождественность психического и сознательного и отличие сознательного от бессознательного можно представить в виде следующей простой информационной модели (см. рис.1)

29
Рис. 1. Нетождественность психического, сознательного и бессознательного.

О недождественности психического и сознательного, а также о взаимосвязи сознательного и бессознательного достаточно четко высказывался К. Юнг. Во-первых, он считал, что сознательное и бессознательное – это разные сущности единого психического. «Психе, – по мнению К. Юнга, – представляет собой сознательно-бессознательное целое» [6, с. 397]. Во-вторых, рассматривая сознательное и бессознательное как отдельные компоненты психики, К. Юнг указывал на то, они «не имеют четко очерченных границ; одно начинается там, где отступает другое» [Там же].

Представление К. Юнга о соотношении сознательного и бессознательного в психике может быть отражено в виде следующей модели (см. рис. 2)

30Рис. 2. Соотношение психического, сознательного и бессознательного в представлении К. Юнга.

Появление сознательного в психике К. Юнг объяснял образованием связи психического содержания с «сознательным эго». Если же эта связь прекращалась, то содержание психики становилось бессознательным. При этом К. Юнг считал, что «когда некое содержание становится бессознательным, ничего не меняется, за исключением связи с сознательным эго» [6, с. 383]. То есть содержание психики, по мнению К. Юнга, само по себе остается одинаковым, независимо от того, связано оно или не связано с сознательным эго.

И здесь очень важно отметить следующее. Чтобы некое психическое содержание могло связываться с «сознательным эго», в психике наряду с этим психическим содержанием должно присутствовать и само «сознательное эго». Более того, это «сознательное эго», находясь в психике, должно быть представлено в ней в той же форме, что и любое другое психическое содержание.

В какой же форме представлено в психике психическое содержание, и что представляет собой «сознательное эго»?

В психологии понятие «психика» определяется двояко. С одной стороны, психика определяется как особое свойство мозга, благодаря которому обеспечивается отражение субъектом особенностей объектов и явлений действительности в форме соответствующих образов. С другой стороны, под психикой понимается получаемая в результате отражения совокупность образов объектов и явлений действительности. Согласно этому пониманию психики, объекты и явления действительности отражаются в психике субъекта в форме субъективных образов. Причем каждый субъективный образ, возникающий в психике, является результатом определенного процесса психического отражения, именуемого просто психическим процессом. Как отмечал С.Л. Рубинштейн, «…психические образования не существуют сами по себе вне соответствующего психического процесса. Всякое психическое образование (чувственный образ вещи, чувство и т.д.) – это, по существу, психический процесс в его результативном выражении» [4, с. 36].

Таким образом, мы можем считать, что психическое содержание представлено в психике в форме образов объектов и явлений действительности, каждый из которых является результатом определенного психического процесса.

Что касается «сознательного эго», то, прежде всего, следует отметить, что К. Юнг различал понятия «эго» и понятие «сознание». Под «эго» он понимал субъекта сознания, т.е. человека, обладающего сознанием, а под «сознанием» – область сознательного в психике, которая формировалась путем образования связи психического содержания с «сознательным эго». Причем сам процесс образования связи с «сознательным эго» он соотносил с процессом осознания. За счет процессов осознания бессознательное содержание психики, полагал К. Юнг, внедряется в сознание, изменяя его и расширяя его границы.

Как видим, при описании механизма возникновения сознательного в психике субъекта К. Юнг вводит два новых понятия – «сознательное эго» и «осознание». Благодаря процессам осознания «сознательное эго» связывается с неосознаваемым содержанием психики, находящимся в области бессознательного, в результате чего психическое содержание из области бессознательного переходит в область сознательного, т.е. становится частью сознания. При этом следует признать, что частью сознания оказывается не только осознаваемое содержание психики, но и само «сознательное эго». Более того, чтобы могли протекать процессы осознания, «сознательное эго» уже должно быть в психике. Очевидно, что в области бессознательного оно быть не может. Значит, оно изначально должно появиться в психике как некий первородный элемент сознательного. И лишь после его появления могут начаться процессы осознания бессознательного содержания психики и расширение области сознательного.

Отсюда можно сделать вывод, что появление «эго», которое, согласно К. Юнгу, есть не что иное, как субъект сознания, происходит вместе с появлением в психике субъекта особого психического образования, именуемого «сознательное эго» и выступающего в качестве первичной формы сознания. Дальнейшее развитие «эго» связано с расширением сознания, которое достигается за счет процессов осознания, т.е. процессов образования связей между «сознательным эго» и психическим содержанием, находящимся в области бессознательного.

Информационная модель соотношения сознательного и бессознательного в психике субъекта с учетом наличия представлений о «психическом содержании», «сознательном эго» и процессах осознания представлена на рис. 3.

31Рис. 3. Соотношение сознательного и бессознательного в психическом с учетом представлений о «психическом содержании», «сознательном эго» и процессах осознания.

Для определения сущности «сознательного эго» и механизма его возникновения в психике субъекта следует обратить внимание на следующие два обстоятельства. Во-первых, на то, что любое психическое образование, любой образ, возникающий в психике, является, как уже было сказано, результатом определенного психического процесса. Соответственно можно предположить, что «сознательное эго», будучи особым психическим образованием или особым образом в психике, является результатом какого-то особого психического процесса. Второе, на что также следует обратить внимание, – это то, что «эго» и «сознательное эго» соотносятся как объект и образ объекта. Если «эго» рассматривать как реальное «Я», то «сознательное эго» есть не что иное, как образ этого «Я». Вот только где возникает этот образ «Я» или «сознательное эго»? В сознании, как полагает К. Юнг, или в психике?

Если принять точку зрения К. Юнга, то следует признать, что сознание возникает раньше, чем возникает образ «Я». Но сознание, по тому же К. Юнгу, есть результат связывания бессознательного содержания психики с «сознательным эго». Отсюда следует, что сначала возникает «сознательное эго» (или образ «Я»), и лишь затем возникает сознание. Получается, что первое положение К. Юнга, противоречит второму.

Возникновение образа «Я» не в сознании, а в психике субъекта, что соответствует второму положению К. Юнга, рассматривается А.Н. Леонтьевым в его научном определении сознания. «Сознание, – пишет А.Н. Леонтьев, – в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния» [3, с. 166]. Поскольку картина мира, открывающаяся субъекту, есть не что иное, как субъективное отражение объективной действительности, которое обозначается понятием «психика», получается, по Леонтьеву, что сначала в психике субъекта возникает образ «Я» и лишь затем эта психика с добавлением образа «Я» рассматривается как сознание. При этом, однако, вопрос о том, каким образом, в результате какого психического процесса в психике субъекта возникает образ самого себя или образ «Я» остается открытым.

В отечественной психологии широкое распространение получило представление о том, что содержание сознания возникает в результате процессов интроспекции или процессов рефлексии, суть которых сводится к восприятию человеком того, что происходит в его собственной психике [5]. Однако непосредственно наблюдать и воспринимать содержание психики невозможно, поскольку оно представляет собой совокупность образов, которые не могут оказывать непосредственного воздействия на органы чувств. Следовательно, речь может идти не о реальных процессах наблюдения и восприятия внутренних психических процессов, а лишь о некоторой аналогии.

Чтобы корректно сформулировать эту аналогию, следует установить аналогию между субъектами и объектами восприятия в том и другом случаях. В первом случае субъектом восприятия является человек, а объектами восприятия – объекты и явления действительности. Во втором случае в качестве объектов восприятия выступают образы, имеющиеся в психике, которые можно рассматривать как аналоги реальных объектов и явлений, имеющихся в действительности. Чтобы процессы интроспекции можно было рассматривать как аналог процессов внешнего наблюдения, необходимо чтобы в интроспекции не только объекты восприятия были образами реальных объектов, но и субъект восприятия был образом реального субъекта. Очевидно, что в качестве такого образа можно рассматривать юнговское «сознательное эго» или образ «Я».

Соответствующая информационная модель соотношения процессов интроспекции и рефлексии, как аналогов внешнего наблюдения и обычных процессов восприятия представлена на рис. 4.

32
Рис. 4. Информационная модель соотношения внешнего наблюдения и интроспекции, обычного восприятия и рефлексии.

Так как же возникает в психике субъекта образ «Я» или «сознательное эго»?

В наших работах [1; 2] показано, что возникновение образа «Я» следует рассматривать как результат особого познавательного психического процесса, в качестве которого выступает не что иное, как сознание. Сознание, в нашем понимании, – это не область сознательного (по К. Юнгу) и не особая психика с добавлением образа «Я» (по А.Н. Леонтьеву). Сознание – это высший уровень развития познавательных психических процессов, присущий человеку, в результате которого в психике человека возникает образ самого себя, т.е. образ «Я».

Связь образа «Я» с любым другим образом, возникающим в психике, обозначается, как и у К. Юнга, понятием «осознание». Но сам процесс осознавания рассматривается нами как разновидность процесса мышления, поскольку, согласно нашему определению [2], мышление, является не только процессом субъективного отражения взаимосвязей объектов и явлений действительности, но и процессом образования связей между образами, возникающими в психике. Совокупность осознаваемого содержания психики представляет собой область «сознательного» («осознаваемого»), а все остальные образы, имеющиеся в психике, но не связанные с образом «Я», составляют содержание области «бессознательного» («неосознаваемого») (см. рис. 5).

33
Рис. 5. Соотношение процессов сознания, осознания, мышления и понимания, а также областей «сознательного» и «бессознательного» в психике человека.

Поскольку одной из основных функций психики является регуляция поведения, наличие областей сознательного и бессознательного в психике человека обусловливает наличие как сознательного, так и бессознательного механизмов регуляции его поведения (см. рис. 6).

34Рис. 6. Механизмы сознательной и бессознательной регуляции поведения человека.

Информационные модели соотношения сознательного и бессознательного в психическом, представленные выше, можно рассматривать как отражение логики и динамики представлений о психике, сознательном и бессознательном в истории психологии. Предложенные нами определения сознания как особого познавательного психического процесса, обеспечивающего возникновение в психике человека образа «Я», а также осознания как разновидности процесса мышления отличаются от общепринятых, но именно они позволяет согласовать разные точки зрения на психику и сознание и их соотношение. Кроме того, они позволяют соотнести между собой достаточно широкий круг психологических понятий, таких как психика и сознание, сознательное и бессознательное, мышление и осознание, наблюдение и интроспекция, восприятие и рефлексия и представить их соотношение в наглядной форме, доступной для анализа и совершенствования.

 

Литература:

1. Корниенко А.Ф. Понятие о сознании как высшем уровне развития психики //Сибирский психологический журнал. – 2010. – № 36. – С. 20-26.

2. Корниенко А.Ф. Процессы мышления, понимания, сознания и осознания //Психология когнитивных процессов /Материалы 3-й международной научно-практическая конференция, Смоленск, 14-15 мая 2009 г.; под ред. А.Г. Егорова, В.В. Селиванова. – Смоленск: Универсум, 2009. – С. 47-54.

3. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность //Избранные психологические произведения: В 2-х т. Т. II. – М.: Педагогика, 1983. – С. 94-231.

4. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. – СПб.: Питер, 2001. – 720 с.

5. Чуприкова Н.И. Интроспекция и явления сознания в системе естественнонаучной психологии //Вопросы психологии. – 2010. – № 2. – С. 3-19.

6. Юнг К. О природе психе /Перевод С.Л. Удовик. 2001. [Электронный ресурс]. – URL: http://www.jungland.ru/node/1592 (дата обращения: 02.04.2012).



Жан-Мари Робин (ред.) «Self — полифония современных идей в гештальт-терапии»


Харм Сименс «Практическое руководство для гештальттерапевтов»
Гарантия при оказании услуг и/или продаже товаров GB InfoBlock (www.wpleads.net)