Корниенко А.Ф. — Проблемы сознания, осознания и самопознания

А.Ф. Корниенко
Статья по общей психологии
Психология сознания: современное состояние и перспективы.
Материалы I Всероссийской конференции 29 июня – 1 июля 2007 г. –
Самара: Изд-во «Научно-технический центр», 2007. – С. 61-63.

В психологии проблема сознания по признанию многих ведущих психологов является одной из фундаментальных и трудноразрешимых проблем. Значимость этой проблемы особенно возрастает в последнее время, когда в неудержимом стремлении к ее разрешению предпринимаются попытки пересмотреть отношение к психике и сознанию и признать «банальными» и неверными представления о том, что «психика (а в конечном счете и сознание) предназначена для отражения действительности и регуляции деятельности» (Алахвердов, 2003).

Суть проблемы сознания обычно сводится к вопросу о том, каким образом возникает очевидный для человека факт представленности для него той внутренней картины мира, которая образуется в его психике. Когда мы говорим, например, что какой-то образ объекта или явления действительности возник в нашем сознании, значит, мы отдаем себе отчет в том, что этот образ возник именно у нас, в нашей психике.

Вместе с тем, по мнению А.Н. Леонтьева, в сознании находятся не только образы объектов и явлений действительности, но и образ самого человека. «Сознание, – пишет А.Н. Леонтьев, – в своей непосредственности есть открывающаяся субъекту картина мира, в которую включен и он сам, его действия и состояния» (Леонтьев, 1975).

Учитывая, что в общем случае субъективная картина мира обозначается понятием «психика», получатся, по А.Н. Леонтьеву, что «сознание» — это та же «психика», но с добавлением образа «Я». Данное определение сознания, конечно же, позволяет говорить о нетождественности понятий «сознание» и «психика» и рассматривать сознание как высший уровень развития психики. Однако здесь возникает вопрос, на который почему-то не обращают особого внимания, хотя в нем, на наш взгляд, и состоит суть проблемы сознания. Если под сознанием понимать психику с добавлением образа «Я», то в результате какого психического процесса этот образ появляется в психике? Еще С.Л. Рубинштейн указывал на то, что «…психические образования не существуют сами по себе вне соответствующего психического процесса. Всякое психическое образование (чувственный образ вещи, чувство и т.д.) – это, по существу, психический процесс в его результативном выражении» (Рубинштейн, 2000). Принимая во внимание, что образ «Я» – это особый образ, следует, очевидно, говорить и об особом психическом процессе, результатом которого он является. И вот таким особым психическим процессом может быть именно сознание.

Сознание, таким образом, можно понимать не как особую «психику», а как особый познавательный психический процесс, в результате которого в психике человека образуется особый образ – образ «Я». В отличие от образа тела как биодинамического образования, формирование которого, как показано в работе В.В. Столина (Столин, 1983), может происходить и в психике животного, образ «Я» – это образ, возникающий исключительно в психике человека, как образ носителя психики. Возникновение образа «Я» и, соответственно, сознания является социально обусловленным процессом, то есть определяется включенностью человека в социальные отношения. Только в системе социальных отношений, в общении и совместной деятельности с другими людьми у человека может возникать сознание и происходить формирование образа «Я» (Леонтьев, 1965).

При рассмотрении явлений сознания очень часто используется понятие «осознания». Предполагается, что если в сознании человека что-то возникает, значит, он это осознает. Если что-то человеком не осознается, значит, это не отражается в его сознании. Таким образом, процессы сознания и осознания оказываются неразрывно связанными. Осознание выступает как механизм наполнения сознания определенным содержанием. Благодаря осознанию сознание становится предметным. Без процессов осознания сознание представляется как некоторое беспредметное, бескачественное психическое образование.

Подобное понимание сознания соотносится с метафорическим представлением К. Ясперса (Ясперс, 1997), который сравнивал сознание со «сценой», «…на которую выходят и с которой уходят отдельные психические феномены». «Оставаясь в рамках той же метафоры, – отмечает К. Ясперс, – мы можем говорить о сужении сцены (сужении сознания)». Заполнение сознания как «сцены» отдельными психическими феноменами означает наполнение сознания определенными психическими образами. Считается, что этот процесс осуществляется благодаря процессам осознания.

В связи с этим возникают следующие вопросы: «Какие образы подлежат осознанию? Чем определяется необходимость осознания того или иного образа? Что представляет собой механизм осознания?». Оригинальный вариант ответа на эти вопросы предлагается А.Ю. Агафоновым в докторской диссертации, посвященной как раз проблемам сознания и осознания (Агафонов, 2006). «Эффекты осознания, – пишет А.Ю. Агафонов, – оправдано трактовать как результаты познавательной деятельности, осуществляемой сознанием». Более того, он считает доказанным, что «эффект осознания есть конечный результат последовательной работы неосознаваемых механизмов сознания, одним из которых является механизм принятия решения об осознании». Справедливости ради, следует отметить, что в качестве «догадки» мысль о том, что «механизм сознания принимает специальное решение, что именно в данный момент следует осознавать (позитивный выбор, позитивное осознание), а что заведомо осознавать не следует (негативный выбор, негативное осознание)», была высказана В.М. Аллахвердовым. Очевидно, что оба автора фактически приписывают сознанию то, что всегда считалась прерогативой человека. Принимать решения и осознавать – это функции и способности человека, а не его сознания. Другое дело, что он [человек] делает это с помощью сознания точно так же, как не мышление мыслит, а человек с помощью мышления. Однако В.М. Аллахвердов полагает, что «упрощает действительный мир и отражает его, хотя и далеко не точно», именно сознание. Более того, сознание, по мнению В.М. Аллахвердова, «даже мыслит», и это мышление осуществляется «в категориях не реального, а иллюзорного, карикатурного мира». Наделяя сознание способностью осознавать, да еще и мыслить, мы не распутываем, а еще больше запутываем и без того сложные проблемы сознания и осознания.

Запутыванию указанных проблем способствуют также попытки связать явления сознания с процессами понимания. В психологии практически общепринятым является рассмотрение процессов понимания в связи с процессами мышления. Трудности в изучении понимания, как отмечает В.В. Знаков, связаны лишь «с указанием той роли, которую понимание играет в мыслительной деятельности, с определением того, является ли оно компонентом, стороной, видом или одним из процессов мышления» (Знаков, 1991). Процессы понимания признаются присущими не только человеческой психике, но и психике многих животных, у которых, как известно, нет сознания. Однако в работе А.Ю. Агафонова предлагается другая трактовка процессов понимания. «Поскольку, – пишет А.Ю. Агафонов, – понимание имманентно присуще всем формам сознательной активности, описание логики функционирования психических механизмов понимания − это и есть, по существу, объяснение того, как работает аппарат сознания». А как же тогда быть с пониманием у животных – признать у них отсутствие понимания или допустить наличие «аппарата сознания»?

Признавая наличие непосредственной связи понимания с процессами мышления, многие психологи склонны признавать «факт монопольной принадлежности мышления только человеку» (Веккер, 2000), считая мышление социально обусловленным процессом, неразрывно связанным с речью, которая, как известно, возникает вместе с сознанием. Со-ответственно, процессы понимания, будучи детерминированными процессами мышления, признаются непосредственно связанными с речью и сознанием. Отсюда и возникает проблема наличия понимания у животных в отсутствии сознания. Решение данной проблемы нам видится в том, чтобы не нагружать возникновение процессов мышления и понимания социальной обусловленностью, оставив ее лишь для процессов сознания и осознания.

Если под сознанием понимать познавательный психический процесс, в результате которого в психике образуется образ «Я», то что следует понимать под осознанием? Чтобы ответь на этот вопрос, рассмотрим соотношение понятий «сознательное» и «бессознательное».

Следуя традиционной логике, сознательное – это то, что осознано и находится в сознании. Поскольку осознаваться могут только образы, находящиеся в психике, значит можно в психике выделить две категории образов: осознанные и неосознанные. Соответственно, можно выделить и две области психики – область сознательного (или просто область сознания), в которой находятся осознанные образы, и область бессознательного, в которой находятся все остальные, то есть неосознанные образы. По мере осознавания, образы из области бессознательного переходят в область сознательного, но возможен и об-ратный процесс – переход образов из области сознательного в область бессознательного. У З. Фрейда этот процесс обозначается понятием «вытеснение» (Фрейд, 1980).

И вот теперь интересно поставить следующие вопросы:

  1. Если у животных нет сознания и, соответственно, образа «Я», то можно ли говорить о наличии в их психике области бессознательного?
  2. Если у человека есть сознание и в его психике имеется образ «Я», то в какой области он находится – в области сознательного или бессознательного?

Отвечая на первый вопрос, разделим психику животного на две области и обозначим их символами «X» и «Y». Раз у животного нет сознания, значит, ни одна из областей «X» или «Y» не может быть областью сознательного. С другой стороны, для того, чтобы какая-то область приобрела статус бессознательной, необходимо, чтобы в ней не было сознания. То есть, чтобы сознание было, но не в этой области. Если сознания нет ни в одной области, то понятие бессознательного теряет всякий смысл. Например, отсутствие слона в посудной лавке возможно только в том случае, если вообще он существует, но именно сейчас его в этой лавке нет. Поскольку у животного сознания нет, ни одна из областей его психики не может рассматриваться как область бессознательного. Все области психики животного – это просто области «психического», там нет ни сознательного, ни бессознательного.

Рассмотрим ответ на второй вопрос. В психике человека мы имеем множество образов действительности и еще образ «Я», который является результатом сознания. Если в какой-то области психики появляется образ «Я», значит, в этой области присутствует сознание и, по определению, эта область становится областью сознательного. Но каковы границы этой области и на основании каких критериев можно выделить область бессознательного, то есть область, где сознания нет? Вряд ли целесообразно умножать количество образов «Я» и соответствующих процессов сознания, результатом которых они могут быть, и как-то распределять их по психике. Несомненно, нужно оставить один образ «Я». Для того же, чтобы очертить области сознательного и бессознательного, достаточно связать образ «Я» с одними образами, имеющимися в психике, и не связывать его с другими. В первом случае мы будем иметь совокупность образов, составляющую область сознательного, во втором – область бессознательного. Процесс связывания образа «Я» с каким-либо образом психики обозначим понятием «осознание» или «осознавание». Осознать что-то – значит связать образ этого «что-то» с образом «Я». Механизм осознания или процедура связывания образов осуществляется благодаря процессам мышления. Именно мышление, по определению, есть процесс образования связей между образами в психике. Если человек что-то не осознает, значит, соответствующий образ в его психике не связан с образом «Я» и, по определению, находится в области бессознательного.

Что подлежит осознанию или с какими образами будет связываться образ «Я», определяется уровнем субъективной значимости того, что отражается в психике. Если отражение объектов и явлений действительности и их свойств обеспечивается познавательными психическими процессами, то отражение их субъективной значимости происходит благодаря эмоциональным психическим процессам. В связи с этим можно утверждать, что не сознание принимает решение о том, что осознавать, а что нет, как полагает В.М. Аллахвердов. Осознаваться будет то, что в субъективном отражении будет иметь достаточно высокий уровень субъективной значимости. Поскольку возникновение сознание и формирование образа «Я» непосредственно связано с системой социальных отношений, с развитием и формированием личности, следует говорить не просто о субъективной значимости (способность к отражению которой имеется и у животных), а о личностной значимости, то есть о значимости объектов и явлений действительности для личности, включенной в определенную систему социальных отношений.

Если сознание – процесс образования образа «Я», то что понимать под самосознанием, возникновение которого в психологии (Столин, 1983) обычно соотносят именно с образованием образа «Я»? Ответ может быть такой: самосознание – это осознания самого себя. Но для того, чтобы осознание себя было возможным, надо чтобы в психике был образ «Я» и образ «себя», то есть еще один образ «Я». Наиболее простой и, по-видимому, наиболее ранний вариант самосознания возникает в ситуации, когда образ «Я», создаваемый в психике в настоящем («Я-реальное»), начинает соотноситься, связываться и идентифицироваться с образом «Я», извлекаемым из памяти как образ «Я» в прошлом. Возможен также вариант соотнесения «Я-реального» с образом «Я» в будущем или с образом «Я-идеальное». Более сложный вариант самосознания связан с появлением, так называемого рефлексивного образа – образа «Я» глазами другого. Однако, для того, чтобы возник рефлексивный образ «Я», необходимо наличие в психике двух механизмов: а) механизма об-разования образа «другого» как образа «не-Я» и б) механизма мысленной реконструкции психики «другого» и выделения в ней образа себя, созданного в результате протекания психических процессов в этой другой психике.

Литература:

1. Агафонов А.Ю. Феномен сознания в когнитивной деятельности: Автореф. дисс. …докт. психол. наук. – СПб., 2006. – 42 с.

2. Аллахвердов В.М. Методологическое путешествие по океану бессознательного к таинственному острову сознания. — СПб.: Издательство «Речь», 2003. – 368 с.

3. Веккер Л.М. Психика и реальность: Единая теория психических процессов. – М.: Смысл; Per Se, 2000. – 685 с.

4. Знаков В.В. Понимание как проблема психологии мышления // Вопр. психол., 1991. – № 1. – С. 18 – 26

5. Леонтьев А.Н. Проблемы развития психики.- М: Мысль, 1965. — 574 с.

6. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность. — М.: Политиздат, 1975. — 304 с.

7. Рубинштейн С.Л. Основы общей психологии. — СПб: Издательство «Питер», 2000. – 712 с.

8. Столин В.В. Самосознание личности. — М.: Изд-во МГУ, 1983. – 285 с.

9. Фрейд З. Я и Оно //Хрестоматия по истории психологии /под ред. П.Я. Гальперина, А. Н. Ждан. – М.: Изд-во МГУ, 1980. – С. 184-188.

10. Ясперс К. Общая психопатология. — М.: Практика, 1997. – 1056 с.



Жан-Мари Робин (ред.) «Self — полифония современных идей в гештальт-терапии»


Харм Сименс «Практическое руководство для гештальттерапевтов»
Гарантия при оказании услуг и/или продаже товаров GB InfoBlock (www.wpleads.net)