Психоанализ: З. Фрейд, К. Хорни

Многочисленные попытки соединить психоанализ и гештальт психологию: получить «синтез контакта и глубинной психологии»  на протяжении всего 20 века предпринимались разными исследователями. Среди них А. Адлер, И. Херманн, Г. Геро, З. Бернфельд и другие.

Ведущие достижения школы Фрейда заключались в признании огромной роли бессознательного и влечений (эроса и танатоса) в функционировании человека. Рассмотрение им невроза как нарушения процессов развития и приспособления, как следствия конфликта между организмом и окружающей средой, было по-настоящему революционным. Перлз признавал важность идей Фрейда, их фасилитирующую роль для дальнейшего развития психотерапии, кроме того первоначальная психоаналитическая подготовка во многом сориентировала его.

Вместе с тем, Перлз пересмотрел психоаналитический подход: в отличие от Фрейда на первое место он поставил не «либидо», а «эго». Ортодоксальные психоаналитики рассматривали «эго» всего лишь как результат «оно», как структуру, субстанцию, состоящую из идентификаций или интроекций, а суперэго — как внутреннее средство, необходимое для поддержания цивилизации. Лишь в своих более поздних работах Фрейд стал уделять внимание основополагающей роли «эго» и наметил, таким образом, новый путь в психоаналитических исследованиях.

Для Перлза «эго» представляет собой не субстанцию и не структуру, а функцию контакта, в результате которого здесь-и-сейчас происходит идентификация/отвержение среды. С точки зрения Перлза суперэго это ни что иное, как результат не ассимилированных интроектов: вторгшихся и не усвоенных правил и законов общества. Кроме того, Перлз не был согласен с ведущей ролью сексуального инстинкта. Наоборот, он полагал, что организм может иметь огромное количество потребностей, каждая из которых в тот или иной момент времени, при нарушении психологического и/или физиологического равновесия, может стать фигурой контакта.

Ассоциативную психологию Фрейда Перлз заменил гештальт психологией. Вместо интерпретации свободных ассоциаций он предложил непосредственное переживание, исследование опыта здесь-и-сейчас.

Особое влияние на Перлза оказала Карен Хорни, она была простой, «вовлеченной по-человечески, без умных терминов». Многие симптомы она рассматривала не как результат внутренних инстинктивных конфликтов, а как реакции на не любящую, причиняющую боль среду. Она описывала невротические механизмы как ориентированные на здоровое, а не патологическое функционирование. Хорни характеризовала их как попытку пациента «найти путь через джунгли, полные неведомых опасностей».  Все эти идеи Хорни нашли свое отражение в современной гештальт терапии.



Жан-Мари Робин (ред.) «Self — полифония современных идей в гештальт-терапии»


Харм Сименс «Практическое руководство для гештальттерапевтов»
Гарантия при оказании услуг и/или продаже товаров GB InfoBlock (www.wpleads.net)