Специфика консультирования клиентов, впервые обращающихся за психологической помощью.

Первое обращение за психологической помощью – сложный процесс и трудный шаг для клиента, поскольку обращение клиента к психологу – это кульминационный момент, завершающий этап самостоятельного совладания клиента со своей проблемой. Это первая точка, в которой клиент переходит от одинокого самоисследования и самопомощи к совместности и признает необходимость другого человека.

Клиническая практика выявляет большое количество интроектов, оправдывающих избегание помощи: «ты уже большой», «не выноси сор из избы», «нужно быть сильным» и так далее. Некоторые интроекты связаны с псевоинформированностью потенциальных клиентов о содержании работы практического психолога: «обратился за помощью – значит, ты психически неполноценен», «будешь ходить к психологу – станешь зависимым от него, не сможешь справляться сам».

Ориентации на интроекты в ситуации обращения за помощью провоцирует у клиента переживания стыда, смущения, неловкости, отражающие восприятие его самого как «неправильно поступающего», «не справившегося», «слабого» и «беспомощного». Слабое осознавание самого интроекта и вытеснение фонового переживания вызывают очевидное напряжение, взволнованность, которые можно зарегистрировать как телесный феномен, а так же некоторую формальность изложения проблемы (в частности, текст клиента звучит так, будто он был уже кому-то рассказан, или был подготовлен).

Анализ первых встреч с клиентами, впервые обратившимися к специалисту, показывает следующее. Во-первых, клиенты формулируют желаемый результат в терминах действия или поступка: «я хочу сдать экзамен», «я хочу выйти замуж», «не знаю, как поступит со свекровью» и так далее. Будучи ориентированными на результат, клиенты при этом мало осознают и мало представляют себе процесс, который его предваряет. Они воспринимают и описывают себя как некий объект, с которым психолог будет совершать «правильные» действия (которым он обучен), продвигающие клиента (по замыслу психолога) к нужному результату.

Восприятие себя как объекта манипулирования проявляется в готовности клиента предоставлять психологу дополнительную информацию о себе («Я Вам все рассказываю, что бы Вам было понятно, какой Я и чтобы Вы точно выбрали, что со мной делать»), в чрезмерной открытости, неожиданной для встречи с незнакомым человеком, которым является при первой встрече психолог.

Типичным является расщепление клиентом психолога на «человека» (имеющего определенный возраст, гендер, особенности внешности) и «специалиста» (не имеющего половых и возрастных характеристик), отрицание в нем одного из этих двух аспектов: «Я к Вам не как к женщине/мужчине, а как к психологу обращаюсь». Психологу особенно важно обращать внимание на такую позицию клиента в случае работы с последствиями травматических ситуаций, ситуаций насилия (например, когда женщина обращается к мужчине психологу после пережитого ею сексуального насилия). В такой ситуации становится возможной ретравматизация клиента и потеря им доверия, в данном случае, не только к мужчинам, но и к процессу консультирования.

Дефицит у клиента субъектности в восприятии себя приводит к значительному увеличению ожиданий от психолога и от эффективности сессии в целом. Клиент на первой встрече часто ждет от психолога большей структурированности, ясности, направленных вопросов, и в целом, уверенного поведения. В терминах психологических защит клиент проецирует на психолога могущественную фигуру, наделенную огромной властью и возможностями влияния («бог», «родитель грудного ребенка»). Паузы, сомнения психолога, так же, как и выражение им чувств, на первой сессии могут приводить клиента в замешательство, повышать его тревогу, укреплять его представление о себе как о «безнадежном случае» и мотивировать его отказаться от дальнейшей работы.

Существует категория клиентов, имеющих негативный первый опыт получения психологической помощи (1-2 сессии) и прервавших консультирование. При последующем обращении клиент переносит опыт на последующие консультации в форме ожидаемого образа консультанта, стиля и эффекта его работы; он привносит с собой страхи и неудовлетворенность первых сессий, но не всегда инициативно сообщает об этом. Анализ супервизорских сессий с консультантами показывает, что не проясненные фоновые переживания и ожидания клиента, связанные с предыдущим опытом, тормозят и ограничивают процесс консультирования. Основным содержанием работы в таком случае при любом запросе становится реабилитация доверия клиента к психологу и поддержание восприятия клиентом процесса получения помощи и поддержки как здорового процесса.

Качество контакта клиента с психологом консультантом зависит, во многом, от степени подготовленности консультанта и его способности осознавать свои проективные реакции, направленные на клиента. Очевидно, что в ситуации консультирования клиента, впервые обращающегося за помощью, начинающим консультантом общая суммарная тревога поля чрезвычайно высока.

Для молодых начинающих консультантов, не имеющих системы оценки качества своей работы, типична позиция сверхготовности в отдаче и помощи, не учет и потеря собственной креативной активности, восприятие клиента как во много раз более значимого в данной ситуации, чем он сам, высокий уровень тревоги. В такой диспозиции консультант стремится оказать помощь сразу, быстро и эффективно (не учитывая специфики клиента и ситуации), «дать клиенту результат», теряет внимательность и ситуационно теряет имеющиеся навыки фокусирования. Супервизия первых сессий начинающих терапевтов, направленная на осознавание своих реальных возможностей, возвращение своих границ и разделение ответственности с клиентом, позволяет выработать у них большую устойчивость и способность выдерживать тревогу первых сессий. Важным в поддержке начинающего консультанта является разбор содержательного плана сессий, расширение методического инструментария (каким еще способом можно было продвинуться с клиентом в данной сессии), а так же выявление жизненных тем и смыслов, тревожащих самого консультанта.

В первой сессии с клиентом важно поддерживать два плана сессии, фиксировать два процесса. Первый план касается содержания обращения клиента. Он включает активность консультанта, направленную на то, чтобы увидеть проблему клиента так, как ее видит сам клиент, и выделить тот аспекта запроса, который может быть исследован и решен уже в первой сессии.

Вместе с тем, не менее, а, возможно, даже более важным является второй план в консультации, не очевидный для клиента, но играющий значительную роль в формировании дальнейших отношений клиент-консультант. Этот план включает аккуратное прояснение обстоятельств обращения, помощь в понимании специфики процесса консультирования, определение ожиданий, потребностей, страхов, легализацию тревоги. Сбор такой информации позволяет консультанту выработать стратегию установления контакта, в которой консультант может учитывать темп продвижения и самораскрытия клиента. Клиническая практика показывает, что важно не торопить клиента и не поддерживать его быстрый темп предъявления и чрезмерную откровенность на первых встречах.

Задача первой сессии это не революционное изменение жизни клиента, а подготовка почвы для сотрудничества и продуктивного взаимодействия. Осознанный выбор консультантом позиции поддержки и сотрудничества взамен манипулированию клиентом, способствует укреплению у клиента большей ответственности, формированию у него любопытства к себе, переживанию им себя как субъекта в отношениях и возвращению им уважения к себе.

Психологу необходимо учитывать, что в ситуации консультирования, особенно в первых сессиях, существуют две разные модели оценки происходящего: модель клиента и модель консультанта. Клиент разговаривает на бытовом языке, результат-ориентирован; тогда как психолог наблюдает, диагностирует и принимает решения, которые описываются им в профессиональных терминах. Способность согласовывать разные модели оценки входит в профессиональную подготовку консультанта и является его профессиональным навыком. Понимание консультантом сложности клиентской позиции (основанное на опыте личной психотерапии), гибкость, умение разговаривать на языке клиента помогают преодолеть иерархическое различие между ним и клиентом, дают возможность клиенту приблизиться.

Спецификой первой сессии является неопределенность и тревога, отчасти опирающиеся на отсутствие у клиента опыта пребывания в консультировании. В связи с этим для первой сессии важно внесение консультантом ясных и четких границ взаимодействия, обсуждение с клиентом пределов и регуляторов начинающихся отношений, этических норм. Прямые вопросы клиента о степени профессиональной подготовленности и компетенции данного психолога в первой консультации показывают зрелость и ответственность клиента и могут быть поддержаны психологом как уместные и значимые.

В целом, стратегия установления контакта психологом консультантом на первой сессии, включающая поддержку самого факта обращения за помощью, внимательность к процессам, разворачивающимся в ситуации консультант-клиент, сотрудничество и уважение к клиенту, сохранение собственной меры ответственности, саморегуляция в ситуации тревоги и неопределенности помогают установить с клиентом профессиональные помогающие отношения.

Резеда Попова (г. Казань)



Жан-Мари Робин (ред.) «Self — полифония современных идей в гештальт-терапии»


Харм Сименс «Практическое руководство для гештальттерапевтов»
Гарантия при оказании услуг и/или продаже товаров GB InfoBlock (www.wpleads.net)