Видение и принятие человека

Существует два видения, или способа восприятия, человека.

Первый – наиболее распространенный, привычный, обычный……

У каждого человека есть свой набор качеств, установок, мыслей, ценностей, привычек, способов реагирования на происходящее, способов воспринимать себя и других…это то, что мы обычно называем Личностью, Характером, индивидуальностью – каждый по-своему. Главное слово здесь – набор. Части этого набора как-то там между собой либо сочетаются, либо не очень, и тогда мы начинаем говорить о гармоничной или негармоничной личности.

Весь это набор составляет как бы одеждувнешний вид человека. Это видно всем – возможно, что видно и не все – не все качества (кто-то способен увидеть в другом больше, кто-то меньше). Но главное – это видно. И может быть как-то оценено, принято либо не принято окружающими.

Если кто-то видит большую часть набора – считается, что он хорошо знает этого человека. А если при этом он еще и с уважением относится к любой составляющей из этого набора – то тогда он не только знает, но и понимает. Чем большее количество качеств другой признает и «не трогает», не пытается их как-то изменить – тем выше считается уровень понимания.

Весь этот НАБОР, если перевести на язык метафоры, можно условно (весьма условно) назвать одеждой, а каждое отдельно взятое качество и т. д. – частью этой «одежды», опять же условно – «карманом». Этой отдельно взятой «детальке» личности можно дать любое название – пуговка, например… абсолютно любое, значения это не имеет. Я буду далее называть каждое отдельное качество карманом.

Далее – самое главное. У каждого набора, у этой одежды есть хозяинчеловек. Тот, кто носит это «карманы» на себе, тот, кто их имеет.

Вот тут начинается самое интересное.

Подавляющее большинство людей (возможно, что я тут несколько категорична, но так показывает жизненный опыт, реальность) – этого хозяина – человека не видит, даже не предполагает, что он вообще есть. Для них как раз вот этот набор карманов и есть тот самый человек. И с этим набором они и имеют дело, с ним – с набором – строят отношения, общаются. Повторюсь: чем меньше претензий к «карманам», тем большим считается уровень понимания и принятия. Но ведь принимают не человека, а его «карманы». Или не принимают.

Если эти «карманы» кому-то не нравятся, то этот кто-то начинает требовать, чтобы другой «карман» поменял. А иногда начинает этот самый «карман» менять сам, отдирать его. В общении это выглядит следующим образом: «Мне не нравится, что ты …….. трус, скупой, закрытый, невнимательный, …..»… список можно продолжить. Далее следует требование «Стань другим! Потому что мне с тобой – таким — неудобно». Начинаются скандалы, ссоры, возникает напряжение в отношениях – и люди расстаются.

Потому что каждый из них видел не человека за этими «карманами», а видел сами «карманы», считая, что видит человека.

Есть другое видение. Таким обладает, к сожалению, меньшинство. Они видят человека, одетого в определенный «костюм». И понимают, что именно человек является хозяином всех своих «карманов». Человек может и не видеть, не осознавать, какие «карманы» помогают ему в строительстве отношений с людьми, какие – мешают. Но тот, кто видит именно ЧЕЛОВЕКА, прекрасно понимает, что у этого «кармана» есть хозяин. И именно хозяин может решить, что ему с этим своим «карманом» делать. И, видя в партнере — собеседнике человекахозяина, его партнер обращается к хозяину со своими мыслями о том, что им мешает построить гармоничные отношения друг с другом, показывает свое видение того, как «работает» в общении и в жизни то или иной качество человека. Но и только! Он не настаивает на переделке, на уничтожении «неудобного кармана», а просит только посмотреть на это. И потом принять решение – как хозяину – что с этим «карманов» делать.

В этом, как мне видится, и заключается существенное различие в восприятии человека: или это хозяин «одежды» — или это «одежда», воспринимаемая как сам человек. (Мое пальто — это еще не я! И тут же – Ты и есть это самое пальто!)

 Итак: можно видеть в человеке человекахозяина, а можно видеть пальто и принимать его за человека. Отсюда и разница в отношении к тому, с кем общаешься, разница в восприятии, принятии и т.д. собственно, во втором случае про принятие не может быть и речи. Поскольку принимать-то некого – там нет человека. А есть НЕУДОБНЫЙ ДЛЯ МЕНЯ ФАСОН ОДЕЖДЫ.

Это же видение сказывается и на самом человеке. Если я не вижу людей – не вижу человекахозяина в другом, значит, я и СЕБЯ НЕ ВИЖУ КАК ХОЗЯИНА, А ВИЖУ ТОЛЬКО КАК НАБОР КАЧЕСТВ. И это качества, приобретенные часто огромным трудом и большой ценой, – становятся очень дороги и важны. И потому о пересмотре, изменении их не может быть и речи: ведь человек и сам не знает, что это – не он, а только «карман», и потому он очень дорожит своими «карманами», считая, что если он начнет что-то менять, то потеряет себя как личность. Тут же возникает проблема понимания: если мои «карманы» не любят и не признают, то, значит, не любят и не признают меня лично. Поскольку для такого человека ОН И ЕГО КАРМАН – ОДНО И ТО ЖЕ.

С таким восприятием, как можно увидеть, тесно связана и самооценка человека: чем социально более значимы и статусны его «карманы» — тем выше самооценка. И соответственно, наоборот. Если набор этих «карманов» — качеств более или менее стандартен – считается, что личность заурядна. Причем так считает и сам носитель этих качеств. Ну а если «карман» необычен, даже эпатажен, то тут уже говорят о личности яркой. Эту мысль можно развивать и далее, в деталях – проявлениях отношения, в предъявлении себя как личности…. Главное, конечно, в том, КАК ИМЕННО ЧЕЛОВЕК ВОСПРИНИМАЕТ СЕБЯ И ОКРУЖАЮЩИХ: как НАБОР «КАРМАНОВ» или как ХОЗЯИНА этого набора.

Гештальт, по сути своей, как мне видится, работает именно с человекомхозяином. Поддерживая его в том, чтобы увидеть за набором «карманов» самого себя и, увидев, решить, что ему с этим набором делать: что оставить, а что изменить. И все это, конечно, на осознании – признании себя хозяином.

Далее, естественно, встает вопрос о принятии на себя ответственности на «свой набор». Но это уже несколько иная тема.

Возвращаясь к теме видения ЧЕЛОВЕКА ИЛИ НАБОРА, нужно отметить, что вот это видение не зависит от возраста человека. Молодым, как мне кажется, более свойственно видеть именно НАБОР, а не ЧЕЛОВЕКА. Но это только потому, что старшее поколение само видит, в основном, именно НАБОР КАЧЕСТВ, и потому не может научить подрастающее поколение видеть иначе.

Я думаю, что такому видению научить все-таки можно, что это не «дар небес», а вполне нарабатываемое свойство человека.

«Нарциссический парадокс состоит в том, что человек постоянно предъявляет себя окружению (и в этом смысле здесь можно найти параллели с истерической личностью): вот он я, такой замечательный, заметьте меня, оцените меня высоко! Но при этом он сам не замечает никого в своем окружении, потому что он в основном оценивает. Таким образом, он остается одинок»

(«Заметки о нарциссизме и не только» В.Богомолов)

Эта мысль мне показалась соответствующей моим мыслям. Она прекрасно вписывается в мое видение проблемы. Это как раз о том, что нарцисс видит себя не ЧЕЛОВЕКОМ-ХОЗЯИНОМ, а НАБОРОМ «КАРМАНОВ». Это несколько иной ракурс-взгляд. Он как бы открывает другую «ветку» в работе с клиентом.

 Ирина Мусинская (г. Йошкар-Ола)



Жан-Мари Робин (ред.) «Self — полифония современных идей в гештальт-терапии»


Харм Сименс «Практическое руководство для гештальттерапевтов»
Гарантия при оказании услуг и/или продаже товаров GB InfoBlock (www.wpleads.net)